Прямая ларингоскопия

Прямая ларингоскопия (ортоскопия, директоскопия) применяется в тех случаях, когда зеркальный осмотр гортани почему-либо невозможен (у маленьких детей) или недостаточен. Ею пользуются для биопсии и удаления доброкачественных опухолей. С недавних пор прямая ларингоскопия почти полностью заменяет кровавые вмешательства при инородных телах трахеи и бронхов. Наконец, она используется для проведения бронхоскопических трубок. Это исследование, за исключением экстренных случаев (инородные тела), делается натощак. Ему обязательно предшествует тщательный осмотр полости рта и глотки, выявление расшатанных больных зубов. Персонал, помогающий во время прямой ларингоскопии, должен быть хорошо обучен. У маленьких детей никакой анестезии не требуется, у взрослых производится местная анестезия.

Для того, чтобы увидеть гортань в прямом изображении, необходимо выпрямить угол, образуемый осью рта и осью дыхательного горла. Это достигается путем изменения положения (запрокидывания) головы исследуемого и оттягивания гортани кпереди. Наиболее употребительными являются аппараты отечественных авторов: шпатель С. А. Тихомирова, ортоскоп Д. И. Зимонта и универсальный директоскоп В. Ф. Ундрица. Описание этих аппаратов и пользование ими приводится ниже в изложении авторов.

В шпателе С. А. Тихомирова (рис. 195) различаются две части: ручка и собственно шпатель. Они соединяются под прямым углом. Шпатель желобообразной формы, имеет боковой прорез: конец шпателя несколько закруглен. Сверху к шпателю прикреплена пластинка, опирающаяся при ларингоскопии на верхние зубы больного. Она плоская и снабжена рифлением для устранения соскальзывания вбок и выталкивания шпателя наружу. В наборе имеется два шпателя: для детей раннего возраста и для подростков и взрослых. Отличаются они один от другого тем, что во втором пластинка подвижная и может удлиняться в зависимости от надобности. Для освещения, как и при ортоскопии, пользуются лобным рефлектором. Шпатель С. А. Тихомирова с успехом можно вставить в бронхоскопическую ручку Брюнинга. Техника введения инструмента сводится к следующему. Больной укладывается на стол без подушки так, чтобы голова его находилась у самого края стола, но не свешивалась за край. Помощник слегка вытягивает шею больного и немного запрокидывает голову назад. Оператор становится у изголовья больного и вводит шпатель в глотку, скользя концом его по спинке языка. Роторасширителя не требуется, нет нужды также и в вытягивании языка. Когда конец шпателя будет проведен за корень, в просвете шпателя появится надгортанник — это первый момент ларингоскопии. Второй момент — фиксация и подъем надгортанника. С этой целью необходимо концом шпателя оттеснить надгортанник кпереди, но не продвигая глубоко шпателя, так как в противном случае конец его попадет за черпаловидные хрящи в устье пищевода и осмотр гортани не удастся. Только после того, как открыта будет гортань, следует продвинуть, если это нужно, шпатель глубже, все время осматривая опознавательные пункты (черпаловидные хрящи, связки и т. п.). В первый момент у больного обычно появляются спазмы голосовой щели, скоро, однако, проходящие и не требующие удаления шпателя.

Ортоскоп Д. И. Зимонта (рис. 196) состоит из ручки, соединенной со специальной станиной, в которой при помощи шестерни передвигается желобообразный шпатель длиной 15 см. Винт служит для фиксирования шпателя в желаемом направлении. На расстоянии 2 см от шпателя укреплена овальная пластинка, являющаяся при исследовании опорой для верхних резцов. Добавочный рычаг, вставляемый в специальное гнездо ручки инструмента, позволяет передать его помощнику, и, таким образом, обе руки для исследования освобождаются. Благодаря этому приспособлению ортоскоп приобретает свойства аппарата для опорной ларингоскопии.

Врач садится у изголовья больного. Ассистент стоит справа. Больной лежит на спине, голова его лишь слегка свешивается за край стола и поддерживается помощником, который сидит на маленькой скамеечке рядом с производящим исследование врачом. Маленьких детей при этом завертывают в простыню. Врач берет ортоскоп в правую руку, держа его за ручку, и при всех дальнейших манипуляциях пользуется этой рукой. При введении ортоскопа в рот шпатель его не должен выступать более чем на 2—3 см, а рычаг вынут. Как только конец шпателя достигнет спинки языка и пластинка аппарата будет установлена против резцов верхней челюсти, необходимо постепенно оттянуть на себя ручку ортоскопа, придавая ей вертикальное положение. Вслед за этим при помощи шестерни правой рукой начинают постепенно продвигать шпатель. Когда он минует корень языка, в поле зрения появляется надгортанник. При дальнейшем поворачивании винта шестерни конец шпателя заходит за гортанную поверхность надгортанника, для чего обычно приходится ручку ортоскопа несколько отклонять в сторону груди больного. Это движение, ослабляя давление шпателя на корень языка, облегчает его продвижение вглубь. По мере отодвигания надгортанника и корня языка кверху перед глазом исследователя последовательно появляются черпаловидные хрящи, задняя стенка гортани, голосовые связки и, наконец, передняя комиссура. При таком положении ортоскопа видны также подсвязочное пространство и трахея.

Как только ортоскоп устанавливают надлежащим образом, в гнездо, находящееся на дистальном конце ручки, вставляют рычаг и передают его ассистенту. Последний, приподнимая рычаг с известной силой, фиксирует весь аппарат в установленном положении или меняет его по указанию оперирующего путем опускания и поднимания. Таким путем обе руки хирурга оказываются совершенно свободными. В случае обследования области передней комиссуры требуется максимальное поднятие рычага кверху. Чтобы при этом ослабить давление на зубы, ассистент должен при умеренном поднимании дистального конца рычага второй рукой произвести более значительное давление снизу вверх в области его проксимального конца. В результате получается движение шпателя, как будто бы подымающего больного за подъязычную кость кверху. По окончании исследования или вмешательства необходимо предварительно удалить рычаг и только после этого извлечь изо рта больного ортоскоп.

В. Ф. Ундрицем сконструирован универсальный директоскоп (рис. 197) с тремя съемными шпателями — для детей, для взрослых, для интратрахеального наркоза и для интубации под контролем зрения. Шпатели вставляются в массивную ручку. Дистальный конец шпателя освещается лампочкой. Энергия получается либо от сухих батарей, помещающихся внутри ручки директоскопа, либо от городской сети через обычный трансформатор. Допускается также освещение лобным рефлектором.

В шпателе В. Ф. Ундрица боковой разрез сделан более широким, чем в шпателе С. А. Тихомирова. Это позволяет производить все манипуляции не только в гортани, но и в трахее и бронхах, так как через директоскоп можно ввести бронхоскопические трубки из набора Джексона или Брюнингса.

Больной обычно находится в лежачем положении на спине. Под плечи ребенка подкладывается рука ассистента. Голова находится у края стола и запрокинута назад так, что подбородок, передняя поверхность шеи и груди представляют собой прямую линию. В таком положении голова фиксируется помощниками. У взрослых иногда удобнее приподнять немного голову над плоскостью стола.

Если необходимо введение бронхоскопа, то в дальнейшем при работе в глубине бронха голова больного свешивается вниз за край стола.

Директоскоп удерживают левой рукой и вводят через левую сторону ротового отверстия. Когда клюв достигнет корня языка, аппарат переводится в строго срединную плоскость, и при легком нажимании на корень языка в поле зрения попадает край надгортанника. Последний подхватывается клювом ларингоскопа, и инструмент продвигается несколько глубже. При все более сильном надавливании на корень языка делаются видными черпаловидные хрящи, а затем и полость гортани.

Шпатели для прямой ларингоскопии М. П. Мезрина входят в бронхоскопический набор автора. Их всего три, они имеют форму укороченной трубки с овальным просветом. На двух шпателях есть боковые прорези: у одного справа, у другого слева. Освещение проксимальное из ручки аппарата. Исследование можно производить в различных положениях больного. Для ларингоскопии в положении больного на спине имеется дополнительный держатель, позволяющий, как и в ортоскопе Д. И. Зимонта, превращать шпатель в прибор для подвесной ларингоскопии.

Для прямого осмотра гортани можно воспользоваться универсальным ларингоскопом, предназначенным для интубации при интратрахеальном наркозе, который выпускается заводом «Красногвардеец». В этом ларингоскопе имеются шесть сменных клинков или шпателей для детей, подростков и взрослых. Три клинка прямые и три изогнутые (соответственно рельефу верхней поверхности языка), прямой клинок желобообразный, в изогнутом желоба нет. В рукоятке ларингоскопа имеется электрическая батарейка; он может быть включен и в городскую сеть через понижающий трансформатор. Вводят этот ларингоскоп так же, как и директоскоп В. Ф. Ундрица.

Успех проведения прямой ларингоскопии зависит от четкого выполнения всех методических указаний. Чрезмерная поспешность, стремительность в проведении шпателя нередко являются причиной ошибок и неудач. Необходимо строго придерживаться средней линии тела, так как отклонение инструмента в сторону может повести к потере ориентировки. Слишком глубокое продвигание конца шпателя может вызвать остановку дыхания. При быстром введении ортоскопа Зимонта без контроля зрения начинающие исследователи могут поранить заднюю стенку глотки. Любым инструментом может быть поврежден грушевидный синус. Нередким осложнением, особенно у детей, при прямой ларингоскопии, производимой начинающим врачом, является повреждение передних зубов больного. Это происходит в результате перемещения введенного в рот шпателя в сагиттальной плоскости. Поэтому нельзя допускать таких перемещений; разрешаются лишь наклоны к себе и от себя. Наконец, в результате длительного и грубого исследования может развиться значительный отек гортани, заставляющий производить даже трахеотомию. Отек может возникнуть очень быстро или спустя некоторое время. Поэтому прямая ларингоскопия должна производиться, как правило, в специальной комнате или в перевязочной при стационаре, и за больным должно быть установлено тщательное наблюдение в течение нескольких часов. Лишь в тех случаях, когда исследование было очень кратким, например, при удалении инородного тела из трахеи, больного можно отпустить из учреждения и раньше.

Противопоказания для прямой ларингоскопии такие же, как и для трахео-бронхоскопии. Нельзя делать прямое исследование при резком стенозе гортани. В этом случае правильным будет сначала сделать операцию — трахеотомию.

 

©2009 - 2012 www.lor-med.ru | Карта сайта | Контакты |
Rambler's Top100